Передвижной, независимый, профессиональный театр

Александра Шраго

Александра Шраго

Александра Шраго - актриса, поэт, дизайнер костюма, руководитель продакшн отдела компании визуальных проектов "Photodelika"

Опыт работы:

  • В 2004 - 2007 гг была заведующей костюмерным цехом и актрисой в театре «Мимигранты»
  • с 2005 года занимается изготовлением костюмов для перформансов, театральных костюмов, женской одежды. Работала портной в модном доме Александры Киаби и в дизайнерском ателье «Татьяна и Анна»
  • В 2006 - 2009 Занималась постановкой клубных перформансов, оформлением и организацией тематических мероприятий. Была официальным представителем сообщества cheburashki.ru в Санкт Петербурге
  • В 2009 году снялась в главной роли в фильме "Часовщик" (сценарист и режиссер Ольга Донец), получившем приз на международном кинофестивале коротких метров в Ярославле в 2009 году. На данный момент снимается в одной из главных ролей, в полнометражном фильме "Синие журавлики" (Сценарист и режиссер Ольга Донец)
  • В 2011 года работает руководителем продакшн отдела компании визуальных проектов Photodelika
  • С 2013 года работает продюсером в коммуникационном агентстве полного цикла Bevisual
  • Занимается разработкой дизайна и изготовлением костюмов для некоторых спектаклей театра Миниатюр

Стихотворения

Я люблю всё в укропе лицо…

Я люблю все в укропе лицо

Это модно в грядущем сезоне

Я люблю есть вкрутую яйцо

С майонезом в зеленом блузоне

Я люблю пить расплавленный лед

С каплей виски в глубоком бокале

И на спину намазывать мед

Возлежа возле пальмы на Бали

Я люблю без подтяжек штаны

Что сползают почти до колена

Я люблю неприличные сны

И мужчин люблю с запахом сена

Я люблю кружевное белье

Что на кухне висит над плитою

Я люблю неживое жилье

И сражать наповал красотою

Я люблю голубые цветы

Сильно дуть среди ночи в свистулю

Я люблю через лужи мосты

И прохожим показывать дулю!

Порою светотень, заигрывая с ветром...

Порою светотень, заигрывая с ветром

Шлет капелькам росы воздушный поцелуй

А голубой коралл, влюбленный безответно

Скрывается от всех в потоке водных струй


Малютка паучок в сырой прохладе леса

Забыв про всех и вся, плетет себе постель

Встает перед глазами туманная завеса

Над песней соловья смеется коростель


Гортензий лепестки, шушукаясь чуть слышно

Торопятся прильнуть друг к другу поскорей

И распустил свой хвост торжественно и пышно

Задумчивый павлин, любимец королей


В вечерней синеве засветят изумрудно

Слетевшись на совет чудные светлячки

И вдруг заговорит застенчиво и скудно

На дереве сова, надев на клюв очки

Вместо свежего воздуха белая дрянь попадает в нос…

Истерзанным творческим душам серебрянного века посвящается


Вместо свежего воздуха белая дрянь попадает в нос

Залив ядом химическим все предлагаемые обстоятельства

Нас послал бы ко всем чертям, не рожденный еще Христос

Мы в режиме «молчать» - говорим, нет – кричим, ах какое чудачество.

Хоронило нас заживо наше культурное чудище

Средь зверей и глупцов раздраженно рыгая «Прости»

Лишь слепая надежда на какое-то светлое будущее

Нам возможность дала так спокойно отсюда уйти

Мы исчезли как мухи холодной непрошеной осенью

Оставляя разводы наследий в тяжелых висках

Наши рифмы, увы, не успели закончиться проседью

Беспокойною пылью осев на молочных сосках…

Была бы я килькой…

Была бы я килькой, мечтала б о даче на море,

Но я лишь плохая идея, рожденная в споре.

Была бы я словом, слетала бы с губ поэтессы,

Но я неудачный конец незаконченной пьесы.

Была бы я былью, меня занесли бы в архивы,

Меня б изучали, и были бы крайне учтивы.

Но я неизбежность, грядущая волей неволей,

Никчемная спешность, причина сосудистых болей.

Была б я войной, от меня бы искали спасение,

Но я сродни звону в ушах, по утрам в воскресение.

Была бы я богом, ко мне бы взывали с мольбами,

Но я, как толпа дураков с разбитыми лбами.

Была бы я крабом, имела бы панцирь с клешнями,

Но я же не краб, что б все время сидеть под камнями.

Была бы я счастьем, меня б испытали влюбляясь…

А так, я всего лишь Мечта – умираю сбываясь…

В сумерках плавно скользил силуэт…

В сумерках плавно скользил силуэт

И исчезал в сиреневой дымке

Был бы пронзительней этот момент

Если б гуашь не стекала с картинки

Влажным туманом повеял рассвет

Уж не видать того силуэта

Вроде бы рифма, а вроде бы нет

Серые будни поэта…

Дождь растворяет огни…

Дождь растворяет огни

Вечерних светил электрических

Мы в этот миг одни

Этому рады практически

Ловим щеками воду

Струйками лоб разглаживаем

В лужи ныряем сходу

Осень о чем-то спрашиваем

Красных промокших листьев

К небу подбросим ворох

Падают… падают… слышен

Их неизбежный шорох

В рыжих ресницах капли

Жгучие влажные губы

Встретятся снова вряд ли

Смоет дождем в трубы…

Ложной тревогой сверкают зарницы…

Ложной тревогой сверкают зарницы

Перелистнулись на завтра страницы

В мякоти утра лицом очутившись

С кем-то проснувшись, а с кем-то простившись

Тенью ресниц окружая сомнения

Опережают порывы стремления

Приподнимаясь на цыпочках выше

Дремлют лукаво соседние крыши

Проруха судьба

Белые метели смазали картинки.

Ранние капели превратились в льдинки.

Похрустев ногами по холмам и горам,

Вдоль площадки детской я иду с Егором.

У Егора руки в варежки обуты,

На ногах Егора сапоги надуты,

У него в кармане клад лежит бесценный:

Маленький фонарик с батарейкой сменной,

Камушек прозрачный, раковая шейка,

Два рубля с полтиной и еще копейка,

Пуговица, гвоздик, крошки и точилка.

Было б все прекрасно, но в кармане дырка.

Зябкую ладошку в свой карман кладя,

Громко плачет мальчик, клад не находя.