Передвижной, независимый, профессиональный театр

Блог театра Миниатюр интервью Евгения Павлова

Блог актрисы Евгении Павловой

На пути к свету:
интервью Евгении Павловой сайту «Утро Петербурга»

материал сайта utrospb.ru

Как важно во всем находить жизнеутверждающие мотивы и, вопреки невзгодам, стремиться к радости и свету! Именно об этом спектакль «Папарацци в погоне за светлячком» по пьесе Тонино Гуэрры «Вдова», который состоится 15 января на сцене театра-музея им. Достоевского. О жизни спектакля, его постановке, персонажах и зрителях нашему корреспонденту рассказала исполнительница главной роли, создатель «Театра Минiатюръ» Евгения Павлова.
В оригинале пьеса называется «Вдова». Почему вы изменили название? Насколько сюжет соответствует оригиналу произведения?

Благодаря большой любви к великому автору, спектакль абсолютно не был изменен. Поменялось только название, потому что слово «вдова» вызывает у всех мрачный стереотип, а пьеса написана как изящная комедия. Мы изменили название, чтобы у людей не возникало ассоциаций с чем-то тяжелым, мрачным, безысходным. Действительно в начале спектакля царит такая атмосфера, но постепенно он выходит на другой уровень, прежде всего, благодаря преображению главной героини: сбрасывая саван тьмы, она становится светлячком, а светлячка в ней видит именно папарацци. Он антипод главной героини, человек действия, человек цели, достаточно наглый в профессиональном смысле, из другого социального слоя. Но сюжет лежит на поверхности, а самым главным для нас было исследовать внутренний мир. Тонино Гуэрра в этом плане похож на Антона Павловича Чехова, его надо разгадывать: сущность заключается не в сюжете, а в палитре чувств и ощущений. Сюжет довольно анекдотичный: после похорон мужа главная героиня хочет остаться одна, а в этот момент появляется папарацци, требует снять ее лицо, и ему кажется, что она то не так печалится, то не слишком расстроена. Обстоятельства начинают сгущаться до абсурда, но это поверхность пьесы, внутри же – самое главное. Для нас важно найти жизнеутверждающие мотивы, и сам Тонино Гуэрра сквозь боль и страдания все равно везде находил лучики света. Поэтому мы и изменили название, оно лучше отражает суть спектакля.

Вы исполняете роль главной героини – Карлы. Близок ли вам этот персонаж?

Это безумно сложная роль, образ Карлы совершенно не похож на меня, но я влюбилась в героиню, как только прочитала пьесу. Это женщина-аристократка, которая всегда словно в трауре, и дело совсем не в смерти мужа, она не может найти себя в жизни, очень мнительная в отличие от современных людей, постоянно в себе сомневается и бесконечно одинока. Первое впечатление от Карлы – леденящий холод. Как говорит сам автор, в окружающей ее обстановке нет ни одной женской безделушки, во всем строгий порядок, она живет не своей жизнью. А какая она на самом деле, Карла не знает сама. И только в конце она начинает ощущать в себе жизнь. Я продолжаю работать над ролью, и это довольно сложно. У меня с персонажем мало общего, но тем интереснее. Могу сказать, что это мой любимый спектакль на данный момент и любимая роль.

Вы поставили спектакль небольшой командой. Так было проще работать или, наоборот, возникали трудности?

Конечно, было много сложностей, но все они преодолимы, если команда состоит из единомышленников. Эту роль мне предлагали репетировать с другим режиссером, но у нас ничего не получилось, потому что он видел в произведении только анекдот, а я чувствовала, что у Тонино Гуэрры более масштабный сюжет. Из-за расхождений во взглядах на роль я отказалась от нее. А здесь так совпало, что режиссер влюбился в пьесу и мы видим ее одинаково. Нашли чудесную художницу Ирину Дуксову, создавшую метафорический образ с помощью декораций, а именно зачехленных колонн, которые раскрываются, и из них выпадают цветы. Это символ того, что происходит с героиней. Обычно мы ставим спектакль за пару месяцев, но здесь мы долго «плели кружева», чтобы выстроить все так, как было нами задумано.

Какую роль в спектакле играют декорации и костюмы, оформление площадки?

У нас есть разные камерные спектакли, которые легко адаптировать практически под любую площадку, мы даже с удовольствием играем в формате уличного театра. Но данный спектакль очень капризен и требует доскональной проработки, поэтому мы не так часто его играем, как хотелось бы. С декорациями было то же самое: создавались разные эскизы, от многих мы отказывались, пока не подобрали идеальный вариант. Важную роль в постановке играет костюм. Главная героиня словно вся запакована, волосы сжаты шпильками. Единственное, что увидел в ней папарацци, – это выбившуюся прядь. В этом весь Тонино Гуэрра: он замечает капельку росы, и у него рождается история. Папарацци влюбляется не в саму женщину, а в какой-то моментальный образ. Сначала костюмы соответствуют траурной атмосфере, но постепенно с главной героини, словно труха, спадают все фальшивые вещи. Карла снимает вуаль, распускает волосы и… появляется перед зрителем в золотом оливковом платье с распущенными волосами; ее душа становится живой, она находит себя. Папарацци тоже меняется. Мы поняли, что во второй линии он – ангел-хранитель, ведь он преображает и саму героиню, и ее жизнь.

На какую аудиторию рассчитан ваш спектакль?

Мы думали, что он будет интересен больше женщинам, но мы ошиблись: у нас на спектаклях очень много молодежи и студентов. Приходят люди совершенно разных профессий, потому что многим история близка. Она актуальна еще и потому, что у нас в Петербурге мало солнца, часто царит депрессивное настроение, и люди уже не хотят отрицательных новостей и эмоций. А в этом спектакле через серость, тьму и траур мы все равно приходим к солнцу. Я думаю, что спектакль будет интересен разным людям, он охватывает широкую аудиторию.

Спектакль идет уже больше двух лет. Как изменяется постановка с течение времени?

Я считаю, что спектакль лучше смотреть после седьмого раза, потому что с каждым выходом на сцену что-то добавляется, что-то привносит зритель, и тогда более точно создаются образы. Мы меняем не только импровизации, но и какие-то заложенные формы. К примеру, год назад стали добавлять стихи Тонино Гуэрры, чтобы дополнить атмосферу спектакля. Постановка не застывает, она постоянно дорабатывается. В профессиональном смысле я очень благодарна этой роли, потому что я расширила свой диапазон. До этого у меня хоть и были главные роли, но совершенно другие. Здесь я смогла создать новый образ. Что-то изменилось и в человеческом смысле: я поняла, что актерская профессия, кроме всего прочего, подразумевает еще понимание совершенно разных людей. А когда мы не понимаем других людей, то, как правило, и не любим. У актера есть такая миссия: полюбив человека, ты его понимаешь, принимаешь и можешь передать эту любовь через сцену другим. Благодаря этой роли и моей героине, изменились мои взаимоотношения с внешним миром.

Беседовала Анастасия Самуйлова